Главный судья Мехуто Гонсалес отдал свисток на перерыв. Дайте для себя шанс стать героями».***В это время трибуны переживали происшедшее. Итальянцы ликовали и праздновали. Британцы растерянно переглядывались.

Разъяренный Джеррард взял слово, но замолчал на середине: в памяти появилась самодовольная улыбка Гаттузо. Повисла тишь. Игроки не понимали, что им делать далее. Докторы суетились рядом со Стивом Финнаном, который безуспешно поборолся за мяч и получил повреждение в первом тайме. «Я желаю играть», – уверял докторов Стив. Рядом с пакетом льда на паху посиживал Харри Кьюэлл – он травмировался совсем и был заменен на Шмицера.

Короче, все очень плохо.

«Парни, какого хрена?!» – Джеррард все-же оборвал затянувшееся молчание. Фраза сработала – напряжение пропало, и игроки начали дискуссировать происшедшее.

Хаби Алонсо и Хююпия пробовали осознать, почему Кака так просто разрывал оборону.

«Это была игра в одни ворота, мы на поле выходили вообщем?» – подбирал слова Джеррард.

«Давайте просто не доведем дело до 0:5, – с оптимизмом произнес Каррагер. – А то это будет просто убийство».

Через несколько минут в раздевалку зашел Бенитес. «Так, тихо», – произнес он, нытье и бормотание здесь же закончились. Тренер смотрелся тихо, но по сути нервничал – ему срочно предстояло решить три препядствия: придумать, как приостановить Кака, который проходил центр поля, не замечая Стиви и Алонсо, как воскресить нападение и как уверить игроков, что еще можно отыграться.

А самое нехорошее, что сделать это необходимо на британском – за год в Великобритании испанец так и не завладел языком в совершенстве. Он взял себя в руки и начал: «Траоре, ты отправляешься в душ. В нападении выйдет Сиссе – переодевайся». Бенитеса оборвал физиотерапевт команды Дэйв Гэлл: «Рафа, необходимо поменять Финнана. У него травма паха, он не может играть». Игрок отчаянно протестовал: «Умоляю, тренер, я желаю выйти на поле!».

Бенитеса терзали сомнения. Остаться без основного правого заступника – не неувязка. Но это будет уже 2-ая подмена «Ливерпуля». А если к тому же убирать Траоре и выпускать Сиссе, то подмены кончатся.

Через несколько секунд он выдал совсем новый план – игра в три заступника и выдвижение Джеррарда в атаку: «Играем 3-4-2-1. Заместо Финнана выходит Хаманн. Он играет третьего центрального заступника и подчищает опорную зону, Стиви, ты поднимаешься выше к нападению. Алонсо и Хаманн – держите Пирло, он начинает все атаки».

Установка Бенитеса и спокойствие, с которым он раздавал указания, очень воздействовали на футболистов. «После такового тайма я ждал узреть его злым, но Рафа был неописуемо спокоен», – вспомнит позже Каррагер.

Слушая тренера, игроки поверили, что шанс отыграться есть. Разобравшись с стратегией, Бенитес перебежал к мотивированию: «Не вешайте носы. Не запамятовывайте, вы играете за «Ливерпуль». Вы должны держать удар ради болельщиков. Футболист «Ливерпуля» никогда не опустит голову. Веруйте в то, что можете все поменять. Несколько минут вспять Джеррард растерял мяч в центре поля, и Креспо вколотил 3-ий гол. Игроки «Ливерпуля», опустив головы, шли в раздевалку. Последним с поля ушел Сами Хююпя – финн гневно спорил с судьей, доказывая, что в одной из последних атак «Ливерпуля» мяч попал в руку Несте.В раздевалке угнетение продолжилось.

Через 5 минут после начала перерыва все поменялось.

«Я посиживал на прохладном бетоне в проходе меж рядами, пытаясь смириться с тем, что вышло. Я был избит. В этот момент откуда-то издалека донеслись отголоски You’ll Never Walk Alone. Всего только 1-ые несколько слов. Я посиживал там и жалел себя. Мой друг со злобой выкрикнул: «Эта песня – не ответ на все вопросы», – вспоминал фан «Ливерпуля» Пол Джонс.

«Но песня становилась все громче и громче, люди подымалиь с пола и помогали подняться другим. Они воскресали, как в кино, пока все 40 000 человек не встали на ноги. Несколько голосов, поющих в отчаянии, за секунды перевоплотился в сплоченную массу надежды и солидарности. Это было самое искреннее выполнение You’ll Never Walk Alone, которое мне когда-либо доводилось услышать. Каждое слово было пронизано верой и страстью.

Итальянцы задумывались, что они уже одолели и вовсю праздновали на обратной стороне стадиона, в то время как мы были разбросаны по трибунам, как будто сдутые красноватые шарики. Лицезрели бы вы, как за время выполнения одной песни поменялся наш настрой. Фигуры выпрямлялись и становились крепче, головы подымалиь и смело смотрели вперед через шторм».

В тот вечер на стадионе звучала не рядовая версия YNWA, а кавер ливерпульской группы Gerry & The Pacemakers, который болельщики сберегали для особых случаев.

Пение было таким массивным, что его услышали в раздевалке «Ливерпуля».

«Слышите? Вы слышите ЭТО?» – заорал Джеррард. Они слышали. Пение ясно доносилось до раздевалки. Игроки переглядывались вместе с одушевлением и гордостью.

После установки Бенитеса команда поверила в себя, но посильнее всех взбодрился Джеррард: «Как капитан я нес ответственность за подъем команды из жопы», – решил Стиви и взял дело в свои руки.

В раздевалке остались только игроки. Бенитеса, тренеров и докторов попросили выйти. Джеррард собрался с идеями. Опять вспомнил самодовольного Гаттузо, но сейчас ощутил не злоба, а решимость.

«Своим пением поклонники молвят, что всегда будут с нами – и в дождик, и в ураган, и всегда. Непринципиально, как плохи дела – мы никогда не останемся одни. Наши болельщики всегда с нами. Мы совместно. Они нас поддерживают, нужно дать им повод зарядить поярче. Они выложили кучу средств для этого путешествия, они поют наши имена, а мы летим 0:3. Если мы отыграем хотя бы один гол, они будут нам признательны, а там, глядишь, можно будет и 2-ой закатить. Давайте, б###ь, погнали!» – на последних фразах капитан перебежал на вопль.

Речь Джеррарда изменила все. Игроки рвались на поле, чтоб быстрее забить. Спустя двенадцать лет Джибриль Сиссе произнесет, что это была наилучшая речь капитана, которую он слышал.

***

Когда команды вышли на поле, YNWA все еще гремела на трибунах. Игроки «Милана» растерянно переглядывались, ошеломленные неописуемо гулкой поддержкой британских болельщиков. Они еще не знали, что ожидает их после матча: Мальдини на три месяца растеряет сон, Гаттузо захотит уйти из «Милана», а Пирло замучают ночные кошмары с Дудеком в главной роли.

Игроки «Ливерпуля» в последний раз собрались перед стартовым свистком. «Вперед!» – кликнул Джеррард.

Арбитр отдал стартовый свисток, и начался самый сумасшедший камбэк в истории футбола.

Фото: Gettyimages.ru/Clive Brunskill (1,2,6), Lars Baron/Bongarts; REUTERS/Dylan Martinez (4,5)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Новости AC Milan
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: